Картинка исторические источники

Картинка Исторические Источники

Ю. В. Веретнова. Русский религиозный лубок из собрания вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника.
(вологда). Вологодский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник обладает уникальной коллекцией русского гравированного и рисованного лубка, основу которой составляет лубок религиозного содержания. Публикация настоящего исследования преследует цель введения в научный оборот вологодской коллекции, поскольку она до сих пор по достоинству не оценена и не изучена. Исключение составляет статья о настенных листах и гравированных книгах xviii–xix веков н. Н. Малининой, опубликованная в книге « памятники письменности в музеях вологодской области» 1. При подготовке статьи автор уделял внимание истории формирования коллекции лубка в собрании вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, а также ее характеристики и классификации. Предметом исследования является часть музейной коллекции — лубок религиозный: печатный и рисованный старообрядческий. В истории лубка вологодский край занимает особое место. С одной стороны, он известен как один из крупных центров производства настенных старообрядческих листов, с другой, как и большинство российских губерний, на протяжении xviii — начала xx веков являлся постоянным заказчиком и потребителем простонародных памятники ростова на дону фото с названиями и описанием картинок. Истории лубка в вологодской губернии посвящены работы т.
А. Ворониной, которая рассматривает народную картинку с этнографической точки зрения как часть традиционного быта русского народа, неотъемлемую составляющую интерьера крестьянских изб 2. Описанию и анализу вологодского рисованного старообрядческого лубка посвящены многочисленные публикации е. И. Иткиной 3. На основе коллекции настенных старообрядческих листов из государственного исторического музея (москва) автор выявила стилистические особенности вологодских произведений, выделив их в локальную группу, наряду с произведениями из других центров производства рисованных картинок, таких как олонецкая губерния, северная двина, печора, подмосковье. Вологодский рисованный старообрядческий лубок находится не только в собрании вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, кирилло-белозерского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, государственного исторического музея, но и в ряде других российских музеях и библиотеках. В книге « памятники письменности в музеях вологодской области» описаны настенные листы из коллекции старообрядческого искусства кубеноозерья, хранящиеся в научно-исследовательском отделе рукописей библиотеки академии наук 4. В собрании вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника находится другая часть этой коллекции: рукописные и старопечатные старообрядческие книги.
Подобный пример разделения коллекций — типичный в истории комплектования музейных и библиотечных собраний. Поэтому, анализ коллекции лубка вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника не возможен без включения ее в контекст всех известных коллекций народных картинок. Коллекция лубка вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника включает в себя около восемьдесяти произведений, которые наглядно демонстрируют богатство тематики и жанровое разнообразие русской народной картинки: религиозно-нравоучительный лубок, видовой, военно-патриотический, сатирический, фольклорный, лубок-портрет и другие произведения. В коллекции представлен рисованный старообрядческий лубок (шестнадцать листов) и печатный лубок конца xviii — начала xx века (гравюра на металле, литография, хромолитография). Основную часть коллекции составляют гравированные раскрашенные от руки народные картинки xix века крупнейших печатных заведений, а также художественных мастерских а. А. Абрамова, а. В. Васильева, п.
А. Глушкова, и. А. Голышева, а.
В. Логинова, а. В. Морозова, и. Д. Сытина. Начало коллекции лубка было положено в 1924 году во время создания вологодского объединенного музея. Музейная коллекция постепенно пополнялась народными картинками вплоть до 1983 года, но целенаправленного комплектования коллекции лубков музей не осуществлял, поэтому время и источник поступления произведений не всегда известны. дома в симс 4 фото внутри и снаружи В учетной документации зафиксированы поступления лубка из музейных собраний: — из музея « дом петра первого» в 1924 году переданы три старообрядческих настенных листа второй половины xix века (« о семи смертных грехах и семи добродетелях», « о двенадцати добродетелях», « исход израильтян из египта в картинках») 5. Согласно учетной документации в музей « дом петра первого» произведения поступили из олонецких скитов, которые были одним из самых крупных центров производства старообрядческого лубка. Каким образом листы попали в вологду, пока остается непонятным. Скорее всего, они были созданы на вологодской земле, а запись в « книге поступлений» « из олонецких скитов, xviii век», сделана автоматически, а памятники отнесены к группе произведений известного старообрядческого центра 6;.
— из грязовецкого музея 27 июня 1932 году получены хромолитографии конца xix века « жизнь пророка моисея» и « притча о богатом и лазаре» 7. Поступали лубочные произведения из часовен, церквей и монастырей: — из семигородней успенской пустыни кадниковского уезда по акту от 13 января 1925 года поступил печатный раскрашенный лубок « божия матерь утешение скорбящих» xix века 8;. — из часовни деревни федяево кубено-озерской волости вологодского уезда по акту от 21 сентября 1928 года передан печатный раскрашенный лубок « икона пресвятой богородицы почаевской с чудесами» xix века 9;. — из часовни деревни большое раменье липинско-калитинского сельского совета вожегодского района 29 января 1929 года получен через заведующего отделом революции музея в. М. Быстрова лубок « преподобный феодосий суморин с градом тотьма» начала xix века 10;. — из арсениево-комельского монастыря грязовецкого уезда 21 и 22 марта 1930 года поступили печатные лубки 1840-х годов с изображением святых афонской и синайской гор 11. Отмечались поступления лубка из экспедиций: — из вельско-кокшенгской экспедиции в 1929 году поступили четыре народных картинки, в их числе печатный раскрашенный лубок « преподобный герасим» 1847 года и три старообрядческих лубка начала хх века « спор клеветника и змея за первенство в аду», « сирин» и « алконост» 12. Лубки « сирин» и « алконост» « взяты из быта», со стены избы жительницы деревни верхнепаунинская шабановой, а картинки « преподобный герасим» и « спор клеветника и змея за первенство в аду» приобретены в деревне гавриловская тотемского уезда (современный тарногский район), где работала мастерская по писанию икон. Экспедиция организована государственным историческим музеем, поскольку в его собрании уже имелось пятнадцать рисованных картинок, собранных столичными музейными работниками в 1928 году 13. Принимали участие в экспедиции вологодские музейщики, в частности этнограф, фольклорист, член вологодского общества изучения северного края е.
А. Пискова. Собирались материалы о крестьянских промыслах xviii–xix веков. Приобретено около двухсот предметов, отражавших повседневный быт и промыслы вологодского крестьянства 14;. — из экспедиции в тарногский и верховажский районы вологодской области летом 1966 года в вологодский государственный историко-архитектурный и художественный музей-заповедник поступила коллекция народных картинок, которая находилась у е. С. Ульяновской, жительницы деревни хом тарногского района. Среди восьми лубков один религиозный — « воскресения христово с двунадесятыми праздниками» 1862 года 15. Имелись поступления лубка от частных лиц: — в августе 1962 года от жительницы вологды м. А.
Шатровой поступили четыре настенных рисованных листа дидактического содержания, которые были изъяты из старообрядческой молельни дома великановых, проживавших на улице сибирской 16.
Известно, что великановы причислялись к одной из трех больших старообрядческих семей вологды, начиная с середины xix века 17. Среди поступивших в музей экспонатов имелись печатные и рукописные книги, иконы, коллекция медных крестов и образков, предметы церковного облачения. — в 1983 году жителем вологды н. А. Постниковым передан в областной музей настенный лист « аптека духовная» xix века 18. У остальных памятников из коллекции источник поступления пока установить не удалось, так как в учетной документации значится запись « из ф<онд> ов музея». Таким образом, коллекция лубка в вологодском государственном историко-архитектурном и художественном музее-заповеднике начала формироваться в 1920-х — 1930-х годах благодаря поступлениям материала из закрытых церквей и монастырей, в результате этнографических экспедиций, из вологодских музеев, от частных лиц. История формирования коллекции лубка музея-заповедника подтверждает повсеместное распространение лубков религиозного содержания среди населения, а также нахождения этих картинок в церквях и монастырях. На основе известных источников поступления, можно сделать вывод, что картинки пользовались спросом вплоть до 1930-х годов, а в среде старообрядчества — вплоть до второй половины хх века. При этом лубки являлись частью интерьера крестьянских изб, церквей, а также моленным образом и предметом коллекционирования. Религиозный лубок в истории русской культуры — явлением не менее массовое и популярное, чем лубок светского содержания. фото самая красивая машина в мире
Это отмечают многие его исследователи. Первые бумажные иконы — « образы на листах» — появились в россии во второй половине xvii века. Они помещались в красном углу рядом или вместо живописного иконостаса, заменяя собой иконы и украшая стены домов и помещиков, и простых горожан, и крестьян 19. Создателями печатных листов (гравюр на дереве) были профессионалы — иконописцы и народные мастера (резчики монастырей и городские ремесленники). Их продукция пользовалась большим спросом по причине дешевизны и доступности широкому кругу населения. В многочисленной литературе о лубочных картинках неоднократно упоминался указ патриарха иоакима 1674 года как факт борьбы московского духовенства « за чистоту» иконных образов против бумажных икон, выполненных « неискусными» и « неумелыми» художниками 20. И если во второй половине xvii — начале xviii века церковь выступала против « образов» подобного рода, в которых чувствовала « дух “обмирщения” — дух мятежный и независимый от церковных канонов» 21, то в дальнейшем, в xviii–xix веках, синодальная контора подвергала строгой цензуре большую часть выпускавшихся в многочисленных типографиях и мастерских религиозных лубков 22. Исполнитель народной картинки становился зачастую интерпретатором того или иного варианта иконографии, так как при создании листа он вносил свое понимание в трактовку первоисточника. Образцами для религиозных лубков служили гравюры профессиональных мастеров, которые « при повторениях и правке досок приобретали специфические качества примитива» 23. Особенностью этих лубков было то, что они использовали и православную, и католическую иконографию, попавшую на русь в xvii веке. Например, лубок « божия матерь утешение скорбящих» xix века воспроизводит гравюру « мадонна с рыбою с картины рафаэля» 24. При этом в точности повторяется сюжет и все детали композиции, но в более упрощенном плоскостном варианте.
Искусствовед и. Л. Бусева-давыдова считает, что лубок на религиозную тему, представляя собой « особую сферу примитива в области сакрального», не был моленным образом: « лубок стал приемлемым для широких общественных слоев и сыграл культуртрегерскую роль, приучив своих потребителей к нетрадиционной иконографии и стилистике примитива. Во всяком случае, как в провинциальных храмах, так и в частных домах xix века рядом существовали произведения всех категорий и разновидностей иконописи…» 25. По мнению т. А. Ворониной, « божественные картинки» выполняли ту же функцию, что и икона, как бы дополняя ее, а в некоторых случаях и опережая ее появление: « искусство религиозного лубка легко укладывалось в нормы православной эстетики» 26. Исследователь а. В. Лебедев также рассматривает лубочные гравюры религиозного содержания как « моленные образы», которые могли использоваться в обиходе простонародья.
В этом явлении исследователь видит « присущее эпохе новое понимание иконописи, смыкание ее в сознании россиянина xviii–xix веков с религиозной живописью и, отчасти, с графикой» 27.
Таким образом, религиозный лубок — « гравюра иконного пошиба» (е. И. Иткина), — это и носитель информации (текстовой и видовой), и поучение, и молитва, так как он выполнял не только просветительские и эстетические функции, но и выступал в качестве « наглядной формы… понятий о вере и благочестии» (и. М. Снегирев). Именно в этом смысле религиозный лубок вписывается в сакральное пространство, как явление народного христианства 28. Он сочетает в себе и православные, и западноевропейские, и старообрядческие источники, а за его содержательной и сюжетной стороной встает нечто большее, а именно « образ». Религиозный лубок из коллекции вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника включает традиционный набор популярных иконных образов и сюжетов: видовые картинки (изображения святых афонской и синайской гор), нравоучительные (дидактические) листы (« глава 17 из апокалипсиса с изображением блудницы», « искушение святого антония», « душа чистая», « притча из синодика», « слово преподобного арсения о делах человеческих», « жизнь пророка моисея», « притча о богатом и лазаре», райские птицы « сирин» и « алконост», « как здесь лучше скорби и беды терпети, нежели там» и другие произведения), картинки с изображением распятия, богоматери (« божия матерь», « икона пресвятой богоматери почаевской с чудесами», « изображение богоматери перед престолом божиим, с тринадцатью клеймами о ее жизни и чудесах», « божия матерь утешение скорбящих»), святых (« преподобный герасим», « преподобный феодосий суморин с градом тотьма», « святитель тихон», « икона киево-печерской божией матери и святых угодников печерских чудотворцев антония и феодосия»), праздников (« воскресение христово с двунадесятыми праздниками», « покров пресвятой богородицы»). Одними из ранних памятников в коллекции лубка являются два листа конца xviii века с изображением распятия: « аз есмь лоза вы же рождiе» и « азъ есмь лоза вы же гроздья» 29, которые воспроизводят распространившуюся в русском искусстве с последней четверти xvii века иконографическую схему процветшего креста с распятым христом и сценами « апостольских деяний». Лубки отличаются друг от друга манерой исполнения и некоторыми особенностями иконографии. Лубок второй четверти xix века « глава 17 из апокалипсиса» 30 иллюстрирует символический текст о вероотступниках, изображая блудницу вавилонскую с кубком в руке, восседающую на семиглавом змее, и коленопреклоненных перед ней грешников на фоне городских стен. В первой половине xviii века против раскольников была издана большая трехлистовая народная картинка « корабль, знаменующий церковь, воинствующую против еретиков», где среди прочих еретиков была и блудница вавилонская.
Изображение заимствовано из восьмилистового тезиса, поднесенного иосефовичем епископу суздальскому варлааму ленницкому в 1720 году 31. В коллекции живописи музея-заповедника находится картина с подобным сюжетом с аллегорическим изображением православной церкви в виде корабля, наполненного святыми с кормчим иисусом христом. Среди грешников и еретиков, окруживших православную церковь, изображена блудница вавилонская на змие: « и ведех жену пиану кровми святых и кровми свидетелей иисусовых» 32. В лубке назидательного характера « душа чистая» 33 сюжет восходит к « притче о душе праведной» (« притче разуму человеческому»), входившей в состав синодиков, популярных в россии в xvii–xviii веках сборников, включавших в себя выписки из « патериков» и « прологов», народные сказания, основанные на византийских, русских и западных источниках. Иконография « души чистой» следует тексту притчи, рассказывающей о непорочной деве — символе чистоты и праведности. Душа чистая одета в царское облачение с венцом на голове, « преукрашенна» всеми добродетелями, стоит превыше неба, светит всему миру, а солнце и луна у нее под ногами. Из уст ее к богу восходит молитва, подобная благоуханному фимиаму. Своими слезами она гасит пламя греховных страстей (« тление греха»), постом связывает льва (образ страстей и гнева), смирением укрощает змия и терпением побеждает беса. Подобные изображения были довольно широко распространены в иконописи и миниатюре со второй половины xvii века, некоторые из них затем переходили в гравюру. Из ранних гравированных изображений известна иллюстрация из киевского акафистника 1629 года « душа чистая», а также нравоучительные лубочные картинки xviii–xix веков, в которых этот сюжет был одним из самых популярных. Искусствовед д.
А. Ровинский считал, что сюжет картинок « чистота душевная» мог быть заимствован из монументальных росписей, украшавших царские палаты, например, деревянный коломенский дворец 34. Среди сохранившихся фресок xvii века с изображением « души чистой» известен фрагмент росписи паперти троицкого собора ипатьевского монастыря (кострома). В коллекции древнерусского искусства вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника находится икона « ангел господень приведоша праведную душу ко престолу господню» xviii века. На иконе представлен сюжет, сходный с лубочной композицией о двух душах — праведной и грешной 35. Лубок « преподобный герасим» 1847 года воспроизводит схему житийной иконы, средник которой обрамляют десять клейм 36. Герасим преподобный, фивский подвижник, был основателем обители на берегах иордана, скончался в 475 году, день памяти — 4 (17) марта. Изображается по традиции с прирученным им львом. В лубке из собрания музея-заповедника в среднике изображен преподобный герасим в полный рост, держащий в левой руке развернутый свиток с текстом: « гди/ да буде/тъ на/ месте/ семъ бла/ гослове/нiе твое/».
Перед герасимом стоит лев, устремивший на него свой взор.
На заднем плане изображена обитель. В небесах (в правом верхнем углу средника) — благословляющий иисус христос. В клеймах расположены сцены, повествующие о чуде приручения святым дикого зверя: 1. Встреча преподобного герасима и раненого льва. 2. Исцеление преподобного герасимом и льва. 3. Забота преподобного герасима о льве. 4. Преподобный герасим оставляет льва в качестве помощника пасти осла. 5.
Кража неким мужем (« купецъ от аравiи») осла. 6. Преподобный герасим велит льву возить воду. 7. Воин, пришедший на молитву к преподобному герасиму, подает деньги на покупку осла. 8. Лев приводит осла и верблюдов от купца. 9. Смерть преподобного герасима. 10. Смерть льва на гробе преподобного герасима. В среднике и в клеймах под изображением в особом поле расположен текст, раскрывающий сюжет каждой сцены.
Лубок раскрашен красно-оранжевой краской (суриком), расцвечивающей одежду, деревья и архитектурные постройки. Краска покрывает не сплошь всю поверхность картинки, а « загорается» яркими вспышками, задавая ритм произведению. Особую стилистическую группу образуют три лубка 1860-х годов: « святитель тихон» (литография а. В. Морозова), « икона киево-печерской божией матери и святых угодников печерских чудотворцев антония и феодосия» (литография а. В. Морозова) и « божия матерь» (литография а. Абрамова). Эти листы отличаются крупным рисунком, обилием пышного орнамента и яркой цветовой раскраской 37.
В целом, гравированные лубки религиозного содержания отличаются особой смысловой и художественной выразительностью.
Для них характерно упрощение и фольклоризация образа, яркая раскраска, за счет которой усиливается привлекательность и нарядность картинки. Среди религиозных лубков особое место занимают рисованные старообрядческие листы нравоучительного характера, по своему стилю близкие к древнерусским книжным миниатюрам. В коллекции музея-заповедника находится шестнадцать таких лубочных картинок, произведенных в xviii — начала хх века, относящихся к кадниковскому и тотемскому уездам вологодской губернии, центрам производства старообрядческих лубков. Дидактическое содержание рисованных лубков выражается в притчах, молитвах и стихах, обличающих грехи и пороки и прославляющих добродетели. Среди этих произведений ряд работ посвящены обрядности « старой» и « новой» церкви, правильности крестного знамения и превосходства православия над католичеством: « о истовом сотворении крестного знамения» (вторая половина xix века), « вид великороссийской церкви» и « сон старца симеона» (начало xix века) 38. Картинки первой половины xix века « семь смертных грехов и семь добродетелей» и « о двенадцати добродетелях», представляют собой назидательные изречения и полезные советы, так называемых « добрых друзей» человека, которые изображаются на фоне « древа разума» 39. В лубке « поучение святого нифонта како подабает на трапези ясти с молчанием» (начало xix века) изображена « трапеза благочестивых и нечестивых», повествующая о праведных людях, охраняемых ангелом, и людях, которых искушает бес 40. В собрании рисованного лубка имеется лист « аптека духовная» 41, который раскрывает смысл притчи из сочинения « лекарство духовное» об излечении от грехов с помощью добрых дел. Подобные листы были широко распространены среди старообрядцев. Особенностью картинки из собрания музея-заповедника является то, что в качестве врача, к которому пришел за излечением монах, изображен иисус христос, который дает следующие советы: « прiиди и возми корень послушанiя, и листвiе терпенiя, цвет чистоты душевной и телесной; плодъ добрыхъ делъ, и изотри в сосуде сокрушенiя сердечнаго… вкушай лжицею любовъ божiя… тако будеши здравъ». Также в коллекции находится один лист, посвященный богоматери (« архангельское поздравление пречистой богородице», xix век), один лист, посвященный сценам из ветхозаветной истории (« книга исход в картинках», xix век), а также картинки назидательного характера (« спор клеветника и змея о первенстве в аду» и райские птицы « сирин» и « алконост», начало хх века) 42. Отдельную группу составляют текстовые листы духовно-нравственного содержания с поучениями и службами святым конца xix века: « молитва корнилию переяславскому», « тропарь и кондак корнилию переяславскому», « стих о последних днях, глас 7», « молитва кириллу белозерскому» 43.
Несмотря на то, что все эти произведения входят в одну локальную группу вологодского рисованного лубка, они отличаются друг от друга манерой исполнения и неоднородны по стилистике. Например, три лубка, поступившие в музей в 1966 году из старообрядческой молельни великановых в вологде, « поучение святого нифонта како подобает на трапезе ясти с молчанием», « вид великороссийской церкви» и « сон старца симеона», выполнены в едином стиле, они имеют одинаковый рисунок, колорит, оформление (наклеены на холст) и формат. Скорее всего, они выполнены либо одним художником, либо в одной мастерской. Четвертый лубок, поступивший от этой же семьи старообрядцев, « архангельское поздравление пречистой богородице», наложен на ткань, но он отличается большей тонкостью рисунка и разнообразием цветового решения. Для характеристики рисованного лубка важным является не только вопрос принадлежности произведения к тому или иному старообрядческому центру, но и определение датировки и, по возможности, авторства. Как отмечает е. И. Иткина, « случаи указания имени художника на картинке весьма редки. Большинство листов не имеет никаких подписей» 44.
На трех картинках начала хх века из собрания музея-заповедника имеются надписи, прямо указывающие дату изготовления и имя автора. Это лубок « спор клеветника и змея за первенство в аду» софьи каликиной и райские птицы « алконост» и « сирин» а. В. Соловьева. Лубок « спор клеветника и змея за первенство в аду» 45 является иллюстрацией басни и. А. Крылова « клеветник и змея». На картинке изображена сцена спора клеветника и змея за право получения первого места в аду за свои « злые языки». Судьбу спорщиков решает сатана, отдавая предпочтение клеветнику: « ни можеш ли язвить такъ издалека какъ злой языкъ клеветника от котораго нельзя спастись ни за морями ни за горами». Этот лубок поступил в музей после вельско-кокшенгской экспедиции в 1929 году из деревни гавриловская тотемского уезда (современный тарногский район), где находилась иконописная мастерская. На оборотной стороне картинки имеется надпись, по-видимому, сделанная музейным сотрудником во время экспедиции при получения экспоната от сдатчика: « клеветник — иллюстрация к стихам в местной рукописи / работа софьи каликиной». Произведения софьи каликиной находятся в государственном историческом музее, куда они поступили в результате первой историко-бытовой экспедиции столичного музейного хранилища в 1928 году в вельский и тотемский уезды вологодской губернии.
Данные об авторе софье каликиной опубликованы е.
И. Иткиной, поэтому их процитируем: « о вологодской художнице софье каликиной… кое-что рассказали местные жители, а остальное по крохам выявилось из различных письменных источников. Софья каликина жила в деревне гавриловская тотемского уезда спасской волости. С раннего возраста вместе со своим старшим братом григорием она занималась иллюстрированием рукописей, которые переписывал их отец иван афанасьевич каликин. Рисованные картинки, привезенные в гим, софья каликина выполнила в 1905 году, когда ей было примерно десять лет. Судя по тому, что ее рисунки висели в избах до 1928 года и люди помнили о том, кто их автор и в каком возрасте она их создала, работы пользовались успехом у тех, для кого исполнялись» 46. Лубок « спор клеветника и змея за первенство в аду» из вологодского музейного собрания по своим стилистическим признакам обнаруживает заметное сходство с листами софьи каликиной из государственного исторического музея, поэтому он мог быть выполнен этим же автором начале хх века. Лубки « сирин» и « алконост», поступившие в вологодский музей в результате вельско-кокшенгской экспедиции в 1929 году из деревни верхнепаунинская от жительницы шабановой, датируются 1907 годом, они являются произведениями а. В. Соловьева. Об этом говорят две авторские надписи: — на лубке « алконост» в нижнем левом углу: « а<лександр>.
Соловьевъ 1907 г<ода>. Кг [23] февр<аля>», — на дублировочной ткани лубка « сирин» надпись в три строки, стилизованная под скороп. Xvii–xviii веков: « милостию божию… александр васильевич соловьев». Лубки в точности повторяют известные гравированные изображения райских птиц, но отличаются тонкой декоративной разработкой деталей и изысканным колоритом, что является признаком знакомства их автора с книжной миниатюрой и иконописным искусством 47. Сюжет картинок с изображением сирина и алконоста связан с легендой, заимствованной из « хронографа»: сладкоголосое пение райских птиц заставляет человека забыть обо всем на свете, и может довести его до умопомрачения и смерти: « а кто во близость ея будет, той все в мире семъ позабудетъ. Тогда умъ от него отходитъ и душа его от тела исходитъ». В целом, характерные особенности рисованных вологодских старообрядческих листов, выявленные е. И. Иткиной на основе коллекции государственного исторического музея, свойственны также лубкам из вологодского собрания: 1) « развернутая повествовательность»;. 2) текст, который несет в композиции не столько декоративную, сколько « информативную нагрузку»;. 3) отсутствие « узорчатой орнаментальности»;.
4) особые « способы тонировки прозрачным слоем краски» и « употребление одинаковых цветовых сочетаний, с преобладанием желтых, коричневых, яркий красно — оранжевых цветов, что роднит лубочные картинки с миниатюрами»;. 5) « игрушечный характер» отрицательных персонажей: драконов, змей, львов и так далее;. 6) « жанровость изображений, лаконизм цветового строя и контурных графических очертаний», свойственных росписи по дереву. По мнению е. И. Иткиной, « вологодский центр рисованных настенных листов оформился только в конце xix века в связи с развитием здесь местной рукописной школы» и « большинство произведений местного центра, как свидетельствуют водяные знаки бумаги и все сведения, собранные исследователями, относятся к концу xix — началу хх века» 48. Памятники из коллекции вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника дополняют число известных произведений вологодского старообрядческого лубка и расширяют круг подписных авторских листов. История изучения народной картинки охватывает около двух столетий, с начала xix века до наших дней. За это время проделана большая работа по выявлению специфики материала, его классификации, изучению художественных особенностей, взаимодействия с другими видами искусства. Современные исследователи, опираясь на опыт своих предшественников, систематизируют накопленные знания, выявляя новые стороны и грани лубочного искусства. В историко-культурном отношении лубок представляет собой одну из форм народного изобразительного примитива, наряду с росписью и резьбой по дереву и другими видами народного искусства. Лубок — искусство сложное, интересное и многогранное, несмотря на то, что по своей сути это « простонародная картинка… предназначенная для массового распространения».
Лубок обладает рядом характерных черт, которые сближают его с произведениями народного искусства, в первую очередь, отношением к цвету.
Оригинальный « лубочный стиль» не является грубым, наоборот, по образному выражению в. В. Кандинского, лубок — это « красками переданная песня». Внешний образ народной картинки условен, лаконичен и прост, но она глубока по содержанию, так как обращается к духовному началу в человеке. Нередко сталкиваясь в обыденной жизни со словом « лубок», зритель подразумевает под ним некую удалую веселость, пестроту, красочность и задор. Конечно, эти качества присущи народным картинкам сатирического или фольклорного плана. Но ведь есть еще и огромный пласт лубка серьезного, дидактического, в котором нам преподносится нравоучение. И особое место среди этого материала занимает религиозный лубок, который бытовал не только у населения, но и в церквях и монастырях, подтверждением которому служат многочисленные факты поступления в музей-заповедник лубков из закрытых в 1920–1930-е годы церквей и монастырей вологодской губернии. Столичные музеи и библиотеки обладают более многочисленными лубочными коллекциями, так как в них, с одной стороны, поступали собрания известных коллекционеров-любителей старины (например, в государственном музее истории религии (санкт-петербург) основу собрания старообрядческого рисованного лубка (152 листа) составляет коллекция исследователя старообрядчества в.
Г. Дружинина) 49. С другой стороны, в этих музеях велось целенаправленное комплектование народными картинками. Тем не менее, коллекция лубка вологодского государственного историко-архитектурного и художественного музея-заповедника, небольшая по своему объему, стихийно сложившаяся, случайная по времени возникновения и источникам формирования, позволяет рассмотреть истоки и эволюцию лубочного искусства, стилистическое многообразие лубка, его народный характер, а также место лубка в художественной культуре россии xviii–xx веков. 1. Лубок «распятие», конец xviii века (? ) (вокм 4983/22), бумага, гравюра на металле, акварель, 38,4 х 29,9. 2. Лубок «распятие» конец xviii века (? ) (нв 12235), бумага, гравюра на металле, 36 х 33. 3.
Лубок «душа чистая» вторая четверть xix века (вокм 4983/5), бумага, гравюра на металле, акварель, 40,5 х 33,5. 4. Лубок «преподобный герасим» 1847 год (вокм 4983/24), металография а. Абрамова, бумага, гравюра на металле, краска, 37 х 30. 5. Лубок «спор клеветника и змея о первенстве в аду» (вокм 4983/25), бумага, тушь, граф. Карандаш, темпера (акв? ), 23,6 х 32,5. 6. Соловьев александр васильевич.
Лубок «сирин» 1907 год (вокм 4983/27), бумага, тушь, гуашь, акварель, белила, бронзовая краска, граф.
Карандаш, 43,2 х 35. Реставраторы ю. В. Савелова, и. С. Белякова (вхнрц им. И. Э. Грабаря, 1998–2004 годы). 7. Александр васильевич соловьев. Лубок «алконост» (вокм 4983/27 (прим.
1)), 1907 г. , бумага, тушь, гуашь, акварель, белила, бронзовая краска, 47 х 35. Реставратор антонова е. С. (вхнрц им. И. Э. Грабаря, 1998–2004 гг. ) 8. Лубок «алконост – птица райская» (вокм 4983/8), xix век, литография, раскраска, 46,5 х 35.
Реставратор савелова ю. В. (вхнрц им. И. Э. Грабаря, 1998–2002 гг. ). Примечания. 1 памятники письменности в музеях вологодской области: каталог-путеводитель. — ч. 1.
— вып. 3: рукописные книги xix–xx веков вологодского областного музея / под ред.
П. А. Колесникова. — вологда, 1989. — с. 18, 165–173. 2 воронина т. А. Русский лубок 20–60-х годов xix века: производство, бытование, техника // российский этнограф. — вып. 5. — м.
, 1993. — с. 101–102; русский религиозный лубок // живая старина. — 1994. –№3. — с. 6–11; о бытовании лубочных картинок в русской народной среде в xix веке // мир народной картинки: материалы научной конференции «випперовские чтения — 1997». — м. , 1999. — с. 202–203, 206–208. 3 русский рисованный лубок конца xviii — начала xx века: из собрания государственного исторического музея / сост.
И авт. Текста е. И. Иткина. — м. , 1992. — с. 6, 21, 22; иткина е. И. Рисованный лубок // примитив в россии: иконопись. Живопись.
Графика. — м. , 1995. — с. 71–76; локальные центры рисованного лубка // примитив в изобразительном искусстве: тезисы докладов научной конференции / под.
Ред. А. В. Лебедева. — м. , 1995. — с. 37–39; русские граверы и народная культура: альбом лубочных гравюр 1730–1760-х годов: новые поступления собрания гим // гравюра в системе искусств: тезисы докладов на конференции. — л. , 1989. — с. 3–4; рукописный лубок конца xviii — начала хх века // народная картинка xvii–xix веков: материалы и исследования.
— спб. , 1996. 4 памятники письменности в музеях вологодской области: каталог-путеводитель. — ч. 1. — вып. 4: книжная традиция кубеноозерья / под ред. П. А.
Колесникова. — вологда, 2001. — с. 185–189. 5 «о семи смертных листах и семи добродетелях» (вокм 4983/13), «о двенадцати добродетелях» (вокм 4983/14), «исход израильтян из египта в картинках» (вокм 4983/30). 6 вгиахмз. Ф. У. Д. Оп. 3.
Д. 27. 7 «жизнь пророка моисея» (вокм 4983/15), «притча о богатом и лазаре» (вокм 4983/16).
Вгиахмз. Ф. У. Д. Оп. 3. Д. 32. 8 «божия матерь утешение скорбящих», xix век (нв 13209). Вгиахмз. Ф.
У. Д. Оп. 3. Д. 27. 9 лубок «икона пр. Богородицы почаевской с чудесами», xix век (нв 13204). Вгиахмз. Ф. У. Д.
Оп. 3. Д. 31. 10 лубок «преподобный феодосий суморин с градом тотьма», xix век (вокм 4986/15). Вгиахмз. Ф. У. Д.
Оп. 3. Д. 35. 11 лубки с изображением святых афонской и синайской гор, 40-е годы xix века (вокм 27734, 27735).
Вгиахмз. Ф. У. Д. Оп. 3. Д. 35. 12 лубок «преподобный герасим», 1847 год (вокм 4882/24), лубок «спор клеветника и змея за первенство в аду», начало хх века (вокм 4983/25), лубки «сирин» и «алконост», 1907 год (вокм 4983/27). Вгиахмз. Ф.
У. Д. Оп. 4. Д. 2; вгиахмз. Ф. У. Д. Оп. 3.
Д. 41. 13 русский рисованный лубок конца xviii — начала xx века: из собрания государственного исторического музея / сост. И авт. Текста е. И. Иткина. — м. , 1992.
— с. 6. 14 веселова н. А. Этнографические коллекции 1910–1920-х годов в вологодском музее-заповеднике // русская культура на рубеже веков: русское поселение как социокультурный феномен.
Сборник статей. — вологда, 2002. — с. 395–396. 15 лубок «воскресения христово с двунадесятыми праздниками», 1862 год (вокм 13733/6). Вгиахмз. Ф. У. Д. Оп. 4.
Д. 38. 16 лубок «архангельское поздравление пречистой богородице», xix век (вокм 13002), лубок «поучение святого нифонта како подобает на трапезе ясти с молчанием», xix век (вокм 13004), лубок «вид великороссийской церкви», xix век (вокм 13005), лубок «сон старца симеона», xix век (вокм 13006). Вгиахмз. Ф. У. Д. Акт № 2799 от 9 августа 1962 года. 17 тяпин и. Н. Старообрядчество в вологде, (xvii — начало xx века) // вологда: краеведческий альманах.
— вып. 3. — вологда, 2000. — с. 224. 18 лубок «аптека духовная», xix век (нв 11828). Вгиахмз. Ф. У. Д.
Оп. 4. Д. 82. 19 воронина т. А.
Русский религиозный лубок // живая старина. — 1994. — № 3. — с. 6. 20 балдина о. Д. Русские народные картинки. — м. , 1972. — с.
14–15. 21 там же. — с. 15. 22 воронина т. А. Русский религиозный лубок… — с. 8–9. 23 бусева-давыдова и. Л.
Западноевропейские источники русской иконописи и проблемы примитива // примитив в изобразительном искусстве. — м. , 1997. — с. 64; хромов о. Р. К вопросу об эволюции лубка // примитив в изобразительном искусстве: тезисы докладов. — м. , 1995.
— с. 33–36. 24 лубок «божия матерь утешение скорбящих», xix век (нв 13209), бумага, литография, краска, 30,5 х 24; гравюра «мадонна с рыбою с картины рафаэля», xix век (нв 13211/21), бумага, 34,5 х 24
,7. ...25 бусева-давыдова и. Л. Западноевропейские источники русской иконописи и проблемы примитива… — с. 64. 26 воронина т. А. Русский религиозный лубок… — с. 6, 9, 11.
27 лебедев а. В. Примитив в россии // примитив в россии: иконопись. Живопись. Графика. — м. , 1995. — с. 26.
28 термин «народное христианство» приводится в книге т. А. Бернштам «молодость в символизме переходных обрядов восточных славян: учение и опыт церкви в народном христианстве» (спб. , — 2000. — с. 341). Под термином «народное христианство» автор подразумевает взаимодействие православия с различными течениями неправославного круга. 29 лубок «распятие», конец xviii века (? ) (вокм 4983/22), бумага, гравюра на металле, акварель, 38,4 х 29,9; лубок «распятие», конец xviii века (? ) (нв 12235), бумага, гравюра на металле, 36 х 33. 30 лубок «глава 17 из апокалипсиса», вторая четверть xix века (вокм 4983/3), бумага, картон, гравюра на металле, 31,2 х 39,5.
31 русские народные картинки / собр.
И опис. Д. Ровинский. — спб. , 2000. С. 182–183. 32 картина с аллегорическим изображением православной церкви, xix век (вокм 9012/1), холст/масло, 137 х 100. 33 лубок «душа чистая», вторая четверть xix века (вокм 4983/5), бумага, гравюра на металле, акварель, 40,5 х 33,5. 34 бусева-давыдова и.
Л. Икона «лествица небесная с притчами и поучениями» // и по плодам узнается древо: русская иконопись xv–xx веков из собрания в. Бондаренко. — м. , 2003. — с. 283–289; ходько ю. М. Народная картинка «всякое дыхание да хвалит господа» и ее иконографические источники // мир народной картинки. — м. , 1990.
— с. 160; русские народные картинки / собр. И опис. Д. Ровинский. — спб. , 2002. 35 икона «душа чистая», начало xviii века (вокм 7528), дерево, паволока, левкас, темпера, 31,3 х 25,8 х 3,2. Реставратор и. Н. Федышин, 1984 год.
36 лубок «преподобный герасим», 1847 год (вокм 4983/24), металография а.
Абрамова, бумага, гравюра на металле, краска, 37 х 30. Известна икона «герасим иже на иордане со львом» первой половины xvi века (гтг, поступила из собрания и. С. Остроухова, макарьевская мастерская). 37 лубок «святитель тихон», 1866 год (нв 13200), литография а. В. Морозова, бумага, литография, краска, 41,2 х 35,3; лубок «икона киево-печерской божией матери и святых угодников печерских чудотворцев антония и феодосия», 1863 год (нв 13203), литография а. В. Морозова, бумага, литография, краска, 43 х 33; лубок «божия матерь», 1860-е годы, (нв 13202), Литография а. Абрамова, бумага, литография, краска, 44 х 34,5.
38 лубок «о истовом сотворении крестного знамения», вторая половина xix века (вокм 4983/21); лубок «вид великороссийской церкви», начало xix века (вокм 13005); лубок «сон старца симеона», начало xix века (вокм 13006). 39 лубок «семь смертных грехов и семь добродетелей» (вокм 4983/13); лубок «о двенадцати добродетелях», первая половина xix века (вокм 4983/14). 40 лубок «поучение святого нифонта како подабает на трапези ясти с молчанием», начало xix века (вокм 13004). 41 лубок «аптека духовная», начало xx век (? ) (нв 11828). 42 лубок «архангельское поздравление пречистой богородице», xix век (вокм 13002); лубок «книга исход в картинках», xix век (вокм 4983/30); лубок «спор клеветника и змея о первенстве в аду», начало хх века (вокм 4983/25); лубки «сирин — птица райская», «алконост — птица райская», 1907 год (вокм 4983/27). 43 лист «молитва корнилию переяславскому», конец xix века (нв 11815/1); лист «тропарь и кондак корнилию переяславскому», конец xix века (нв 11815/2); лист «стих о последних днях, глас 7», 1897 год (вокм 27550); лист «молитва кириллу белозерскому», xix — начало хx века (вокм 27664). 44 из собрания государственного исторического музея / сост. И авт.
Текста е. И. Иткина. — м. , 1992. — с. 21. 45 лубок «спор клеветника и змея о первенстве в аду», начало хх века (вокм 4983/25), бумага, тушь, граф. Карандаш, темпера (акв? ), 23,6 х 32,5. 46 русский рисованный лубок конца xviii — начала xx века… — с.
21. 47 соловьев александр васильевич.
Лубок «алконост» 1907 год (вокм 4983/27), бумага, тушь, гуашь, акварель, белила, бронзовая краска, 47 х 35. Реставратор е. С. Антонова (вхнрц им. И. Э. Грабаря, 1998–2004 годы); соловьев александр васильевич. Лубок «сирин», 1907 год (вокм 4983/27), бумага, тушь, гуашь, акварель, белила, бронзовая краска, граф. Кар. , 43,2 х 35.
Реставраторы ю. В. Савелова, и. С. Белякова (вхнрц им. И. Э. Грабаря, 1998–2004 годы); лубок «алконост — птица райская», xix век (вокм 4983/8), литография, раскраска, 46,5 х 35. Реставратор ю. В.
Савелова (вхнрц им. И. Э. Грабаря, 1998–2002 годы). 48 русский рисованный лубок конца xviii — начала xx века… — с. 34. 49 лучшева з. А. Старообрядческий лубок из коллекции в. Г.
Дружинина (в собрании гмир). // мир народной картинки: материалы научной конференции «випперовские чтения — 1997».
— м. , 1999. — с. 87–92; лучшева з. А. Старообрядческий рисованный лубок: проблемы изучения // труды государственного музея истории религии. — вып. 2. — спб. , 2002. — с. 137–149; ефремова в.
Е. Барокко и рисованные листы русских старообрядцев // мир народной картинки: материалы научной конференции «випперовские чтения — 1997». — м. , 1999. — с. 162–172.

По запросу «картинка исторические источники» нашлось 53962 фото